Экстремальные виды спорта и экшен съемка

–– Здравствуйте, Кирилл. Вы снимаете не обычный спорт, а экстремальный, и от ваших фотографий дух захватывает. Но работа с экстремальными видами спорта - это ведь всегда большой риск. Вы не боитесь?

–– Боюсь. Вообще, работа со спортсменами – это очень тонкий момент, потому что чем лучше ты хочешь снять фотографию, тем больше тебе приходится рисковать. Но ещё сильнее приходится рисковать атлету. Спортсмен зачастую рискует ради фотографии, хочет сделать больше, и ты тоже хочешь лучшего результата, но это спорт, и спортсмен может получить травму. Такие случаи были: моя подруга Алена Алехина, лучшая сноубордистка в России, получила травму спины год назад. И, конечно, как фотограф, я чувствую свою причастность к этому, потому что занимаюсь и организацией, и фотосъёмками. Но и я, и спортсмены знаем, на что мы идём и знаем свои силы. Поэтому в экстремальном спорте важно не только то, какой фотограф, и как он снимает, это ещё и ментальный контакт со спортсменом, потому что ты не просто наблюдатель. Вы что-то придумываете, забираетесь куда-то, поднимаетесь. В основном, это работа двух людей: спортсмена и фотографа.

–– Расскажите о самой экстремальной ситуации в вашей практике?

–– Она связана с океаном. Мне кажется, у всех фотографов так бывает: западает что-то в голову, и они хотят это повторить. Вообще, повторение очень важно, потому что, пытаясь повторить что-то, ты делаешь совершенно своё, новое. И вот мне запала в голову фотография с острова Маврикий, снятая с вертолёта. Получилось организовать поездку, и там в один из первых дней я чуть не разбился на лодке на волнах: спасли жизнь туристу, и сами чуть не погибли. Мы вылетели на лодке с волны высотой метров 6-8, лодка перевернулась и упала в воду, но хорошо, что вернулась в своё нормальное положение. Нам очень повезло. Иногда появляется мысль, что умирать не хочется, и что ещё очень рано. И вот у меня были мысли: «Почему сейчас? Как глупо-то всё это!» Это было падение, как будто с третьего этажа, были разные травмы, но в итоге все остались живы.

Мы вернулись на берег, и только тогда я увидел осколки техники. Камера Nikon D4 упала с высоты метров 10, наверное, объективом вниз, и объектив AF-S Nikkor 70-200mm f/2.8G ED VR загнулся внутрь вместе с фильтром и «вбился» в камеру. Но самое интересное, что камера работала: она находила фокус точно в том месте, куда ты направляешь, но плоскость объектива из-за удара сместилась, и резкость была как у тилт-шифта объектива. В московском сервис-центре Nikon мне отремонтировали камеру, и всё работает. Сейчас это моя основная камера, и на этот объектив я до сих пор снимаю. Как только я её взял в руки после ремонта, я сразу понял, что это теперь камера с большой историей. И даже когда вышла Nikon D4S, я с ней поработал немного, но мне не хотелось свою камеру отпускать. Она со мной также ездит во все поездки. С камерой, как и с любой техникой, ты настраиваешь какую-то взаимосвязь, то есть, она с тобой как бы живёт, это твой постоянный груз, твоя ноша, твой друг, что ли…

–– Сколько всего камер вы разбили, снимая экстремальные виды спорта?

–– Одна утонула, когда я снимал в океане в первый раз: мягкий бокс протек, несколько линз разбивалось, один раз затвор сломался. Но, в целом, экстремальную съёмку техника переносит хорошо. Камеры Nikon вообще прекрасно переносят её. Камеры защищены от перепадов влажности, техника сделана профессионально, и в целом, ей всё нипочём: и дождь как под душем, и солёный воздух.

–– Расскажите о программе «Nikon Professional Services». Какое вы в ней принимаете участие?

–– Началось с того, что я получил возможность использовать и трестировать технику, которая есть в этой программе. Плохо, когда у тебя есть идея, но ты не можешь её выполнить из-за недостатка техники. Когда ты знаешь, что тебя всегда «прикроют», это очень круто. А у меня экстремальный спорт, и камера в любой момент может утонуть, меня могут засыпать снегом так, что буду откапывать её, могут врезаться на сноуборде, камера упадёт, много чего может произойти. А у Nikon есть программа: камеру ремонтируют по специальной цене за четыре дня, а пока твоя камера ремонтируется, дают тебе замену. Это очень удобно, я считаю, для фотографов: это крутая возможность попробовать технику и серьёзная страховка от крупного бренда на случай, если произошел форс-мажор и тебе нужна помощь. У меня всегда с собой два-три фотоаппарата: один маленький и две зеркальных камеры. Но любая поломка - это всегда расстройство, поэтому я с техникой вообще старюсь быть предельно аккуратным.

–– Какую фототехнику вы используете?

–– У меня две любимых камеры: Nikon D4 - она супер скорострельная, я с ней работаю в поездках и на репортажных съёмках и Nikon D800 – это моя пейзажная камера. Я в поездках не только спорт снимаю, я всегда снимаю всё вокруг. Nikon D800 я использую в подводном боксе для съёмки серфинга: у неё очень хорошая светопередача, RAW-формат отлично обрабатывается и огромная матрица, что даёт возможность кадрировать, когда надо, потому что в воде не всегда можно подплыть близко из-за волн. Эта камера может вытянуть всё, что хочешь. Я нахожусь сейчас в поиске своего любимого объектива, но мне, безусловно, очень нравится AF-S Nikkor 70-200mm f/2.8G ED VR. Ещё нравится спортивная линейка: фиксы AF-S Nikkor 300mm f/2.8G ED VR и AF-S Nikkor 400mm f/2.8G ED VR - это, наверное, лучшие спортивные объективы, они выдают очень объёмную картинку. Для меня лучше даже, наверное, AF-S Nikkor 300mm f/2.8G ED VR, потому что AF-S Nikkor 400mm f/2.8G ED VR, уж очень большой и тяжёлый. Он хорош для фотографов на «Формуле-1» или на футбольных матчах, а вот в горах погулять с ним не выйдет. Я думал, что серфинг, например, тоже так снимают: стоишь на пляже, коктейль заказал, и всё. А надо носить технику с собой, и это тяжело. И особенно сноуборд снимать тяжело.

Сейчас я взял немножко другой зум - AF-S Nikkor 200-400mm f/4G ED VR. Мне очень нравится AF-S Nikkor 14-24mm f/2.8G ED– это суперширокоугольный объектив. Есть и обычный портретный у меня - AF-S Nikkor 50mm f/1.8G, но я хочу сейчас другой портретный попробовать, хочу чуточку другое боке. Есть ещё у Nikon объектив AF DS Nikkor 135mm f/2D - скоро посмотрим, что это такое.

–– Сколько весит вся техника?

–– В последней поездке рюкзак весил 15 кг. Когда в горы идёшь, рюкзак весит больше, потому что ты и еду с собой берёшь, и лопату, и лавинный датчик, и одежду. А когда в аэропорт отправляюсь, рюкзак весит 15-20 кг всегда.

–– Планируете ли вы кадры заранее?

–– Всё зависит от ситуации. Я практически всегда заранее нахожу фокус и выстраиваю композицию, если речь идёт о съёмке спорта. В горах, например, я снимаю без света, потому что его очень сложно доставить до места съёмки. В воде особо кадр не выставишь: когда тебя вертят волны, ты знаешь, что тебе надо попасть в фокус, чтобы не было капель, и ты думаешь о том, правильную ли позицию ты занял относительно спортсмена и относительно волны, которая может обрушиться перед тобой. А при съёмке с катера того же виндсерфинга сильно трясёт. Так что всё зависит от того, что ты хочешь. Например, я давно уже хочу сделать close up – крупный кадр атлета с ярко выраженными эмоциями. Самим спортсменам нравятся одни кадры, а людям, сторонним от спорта, - другие. И круто видеть именно их реакцию, потому что спортсмен смотрит на техническое исполнение своего трюка, а сам кадр чаще оценивают сторонние зрители.

–– Расскажите о съёмке спортивных соревнований.

–– Соревнования – это репортаж, и я очень люблю работать в этом жанре. Но в репортаже тебе нужно мыслить обширно и всегда быть с открытыми глазами. Ты должен как оператор захватить крупный план, общий план, средний план, показать разные детали, и, конечно, предугадать. Ты должен хорошо знать спорт и не тратить время на какие-то технические детали. Мне, например, не очень нравится делать репортажи для журнала, потому что в журнале есть ограничения по количеству полос. Мне нравится делать большие отчёты, когда твои фотографии идут и в СМИ, и спонсорам, и спортсменам, то есть делать более глобальную работу. Но иногда я себя тренирую. Когда у меня нет заказа на конкретную съёмку, я прихожу на соревнования с одним объективом и с одним фотоаппаратом и просто снимаю для себя, пытаюсь, скажем, серию чёрно-белых снимков сделать или снимки через какой-нибудь фильтр, найти что-то новое. Тут у меня нет обязательства, я свободен. И потом, какие-то идеи и наброски я привношу оттуда в реальную работу. То есть, ты начинаешь мыслить какими-то идеями, а дальше ищешь возможность их воплотить.

Например, есть такое понятие – раскадровка. Это приём в спортивной съёмке, когда ты снимаешь серию, потом склеиваешь все в одну фотографию, и видно всю траекторию движения спортсмена. И снял на Олимпиаде раскадровку на халф-пайпе с финальной попытки золотого медалиста, Юрия Подладчикова, но я вот до сих пор обрабатываю эту фотографию и не опубликовал её.

–– Как проходили съёмки на Олимпиаде Сочи-2014? Были ли какие-то сложности?

–– Я начал работать с олимпийским курортом Роза Хутор примерно со времени его образования: он за два-три года до Олимпиады открылся. Они меня пригласили быть официальным фотографом курорта. Я провёл там два доолимпийских сезона, много приезжал и снимал. Перед Олимпиадой был, как всегда, Чемпионат Мира, где у меня была возможность работать с лучшей профессиональной техникой, с лучшими спорт- объективами.

А потом была Олимпиада, и я, честно говоря, хотел её проигнорировать, потому что было очень много разговоров о том, что это большая стройка, которая убьёт горы. Но натолкнул меня на идею поехать Nikon: меня спросили, почему я, спортивный фотограф, не еду на Олимпиаду. И я подумал: «Действительно, почему?».

И я получил все разрешения на нахождение в любой зоне горного кластера на курорте, но у меня не было аккредитации на фото. Аккредитацию дают только фотожурналистам, то есть, ты должен снимать для конкретного издания - это правила Олимпийского Комитета, иначе ты не имеешь права проносить фототехнику. Я, конечно, ехал на Олимпиаду и сильно нервничал, потому что правила были очень строгие. Но я до этого работал два года с MTV: со своим другом-оператором мы делали экстремальную программу «Доступный экстрим». И Вася Ковалев, ведущий программы, меня научил очень многим журналистским трюкам и способам съёмки. Если ты идёшь с чёткой целью, то, скорее всего, ты сделаешь то, что тебе нужно.

И, не знаю как, я был одним из немногих фотоблогеров на Олимпиаде без разрешения фотографа. Я снимал для блога, снимал для себя и выкладывал фотографии, рассказывал людям про этот праздник. Олимпиада - это апофеоз спорта: лучшие фотографы, лучшие спортсмены со всего мира. Это испытание стрессостойчивости, профессионализма, но каким бы талантливым фотографом ты ни был, если ты не умеешь всё для себя организовать - пресс-центр, съёмку, нужные точки, аккредитацию и так далее, - ничего не получится.

–– Понравилось ли вам работать в таких условиях на Олимпиаде?

–– Конечно! Я был рад находиться на Олимпиаде, я был там своим. И, конечно, пропустить эту Олимпиаду было бы глупо. Но я очень устал. Это было нервно и очень сложно. Мы жили очень далеко, каждый день приходилось добираться до места соревнований, всё это очень трудно. С интернетом всегда проблемы. Всегда этот стресс: пропустят-не пропустят, что снять, как отправить, как выложить. Но, это хорошая школа и опыт. Я провёл там 2 недели и потом два раза приезжал на церемонии: меня пригласили снимать закрытие Олимпиады и открытие и закрытие Паралимпийских игр. Это всё было безумно интересно: снимать главный отчёт не для журнала, а для всех, работать с международной командой организаторов. И я даже думаю поехать на следующую Олимпиаду уже как фотограф, как журналист, договорившись с агентством.

–– У вас в арсенале есть квадрокоптер. Как вы его используете?

–– Квадрокоптер – это такая немыслимая штука, это будущее сегодня. Это небольшой вертолёт, на нём закреплена камера. Большой такой вертолёт может поднять и зеркальный фотоаппарат, но для меня очень важен вес, потому что я с ним путешествую. Я вешаю камеру GoPro и специально взял себе маленький квадрокоптер - это три килограмма веса и миллиард возможностей. Когда ты не представляешь, как место выглядит сверху, ты можешь нажать две кнопочки, и у тебя появляется фотография сверху. Я не могу на дерево взобраться или на вышку, а с настоящего вертолёта снимать дорого. А тут получается такой кадр, что ты и сам не представлял.

Кстати, в Дахабе меня полиция чуть не забрала в тюрьму за такую съёмку. Квадрокоптеры очень трудно легализовать: если он упадёт, то может причинить травму человеку, плюс в городе возможно множество радиопомех. Поэтому нужно законодательство, которое регулировало бы это всё, но написать такое законодательство просто невозможно, потому что квадрокоптер – это просто радио-игрушка, он продаётся в отеделе детских товарах с другими моделями.

–– Какие навыки, кроме умения снимать, важны для того, чтобы добиться успеха в экшен-фотографии?

–– Выносливость, сила, здоровье, стрессоустойчивость, морозоустойчивость. Очень важно быть неприхотливым, потому что условия съёмки бывают крайне разные: ты или около воды, или на жаре, или на холоде. Я снимал при температуре минус 38 градусов, когда у тебя руки к камере и к штативу примерзают. Конечно, нужно большое упорство, целеустремлённость: чтобы научиться снимать спорт, нужно его снимать, а чтобы его снимать, нужно ездить по всем соревнованиям и снимать, снимать, снимать, снимать очень долго.

–– Что нужно сделать начинающему фотографу, чтобы его фотографии заметили?

–– Благодаря тому, что появились социальные медиа, появились Facebook, «Вконтакте» и Instagram, возможностей для того, чтобы тебя заметили, стало больше. Нужно не стесняться, писать людям, главным редакторам, спрашивать их совета. И если человек хороший, он всегда ответит. Я сам так писал, и мне люди сейчас пишут, присылают портфолио, чтобы я что-то прокомментировал, я всегда стараюсь отвечать, стараюсь советовать. Плохих фотографов не бывает, бывают те, которым надо ещё расти в этом направлении. Нужно иметь талант, но талант в моём понимании - это сила и желание заниматься любимым делом в течение продолжительного времени, то есть, если ты - творческий человек, но тебе надоела фотография, ты не добьёшься ничего. А если ты умеешь искать и находить новое в фотографии, ты вырастешь. Нельзя останавливаться.

–– Как вы считаете, экстремальный спорт вдохновляет людей?

–– Конечно, экстремальный спорт воодушевляет. Я вижу это по комментариям, вижу, что люди хотят им заниматься. Значит, я делаю что-то правильно, и, конечно, это даёт мне силы идти дальше. Было несколько случаев, когда мои фотографии рисовали художники. Сейчас одна девушка вышивает мою фотографию в виде огромного полотна уже несколько месяцев. Недавно началась фотовыставка «Двадцатилетие журнала «Вояж», и они сделали поздравительные капкейки с фотографиями этой выставки. Это моя первая публикация на печеньке!
Экстремальный спорт интересен всем и каждому, потому что он зрелищный, опасный и привлекает внимание. Я показываю людям апофеоз того, чем они сами могут заниматься – многие ведь катаются, например, на сноуборде. Я стараюсь рассказывать обычным людям, которые далеки от экстрима, что этот спорт на самом деле в их жизни везде: перейти дорогу в Москве - это больший экстрим, чем подготовленным прокатиться по склону или на серфе за катером.

–– Есть ли у вас секрет счастливой жизни?

–– Мечтать. Мечтать и любить жизнь. Быть благодарным и больше отдавать, потому что чем больше ты отдаёшь, тем больше ты получаешь. Ты можешь быть бедным, но ты всегда знаешь, что ты богат не деньгами. Люди смотрят и думают, что у меня самая счастливая жизнь. Она счастливая, потому что я занимаюсь тем, что люблю. Мне мама сказала: «Ты должен заниматься тем, что ты любишь». Мне очень нравится одна мысль: фотография – это не охота, это больше рыбалка, потому что во время охоты ты ищешь жертву, а во время рыбалки ты созерцаешь сам процесс, а не результат.

Но самое сложное в жизни - зарабатывать деньги любимым делом, потому что ты его можешь очень легко убить для себя. Снимать что-то для себя - это творчество. Но когда ты этим деньги зарабатываешь - это совсем другое, потому что у тебя есть некая необходимость. У меня было состояние, когда я камеру в поездку с собой брать не хотел, - хотелось отдохнуть. Я сам испугался, потому что для фотографа это смертельно. Поэтому я пытаюсь переключаться, находить в работе отдых и наоборот. Сейчас я ездил на велосипеде по острову на севере Германии, и я не брал весь фоторюкзак, а просто повесил через плечо «полтинник» с объективом и фотографировал маяки, океан, траву, море, пейзажи, портреты. И вот всегда надо находить эту разницу, потому что если тебе надоедает фотография как работа, то значит, как искусство она в тебе уже погибло.

–– Вы могли бы снова работать фотожурналистом?

–– Мне нравится фотожурналистика очень, и я постоянно нахожусь в поиске каких-то новых проектов, историй, и это интересно людям. Но работать потоковым журналистом в агентстве или фотографом в конкретном журнале - это привязка. Я намеренно ушёл от журналов и стал внештатным фотографом в нескольких изданиях, чтобы у меня была возможность путешествовать. Я очень не хочу зависеть, не хочу, чтобы мои фотографии использовал кто-то другой, а я не имел на них права.

–– Чего бы вы хотели достичь в своей карьере и в экстремальной фотографии?

–– Два года назад компания Nikon перед кубком мира, который проходил на Розе Хутор, дала мне всю профессиональную спортивную технику, это мне очень помогло как блогеру и как фотографу. И тогда у меня появилась мечта - стать фотографом Nikon, представлять их камеры своими фотографиями в каталогах. И сейчас мы до этого дошли. Когда ты исполняешь свою мечту, самое трудное – придумать следующую мечту. Есть такой фотоконкурс - RedBull Illume. Это топовый фотоконкурс экстремальной фотографии в мире, и моя фотография уже была там в четвертьфинале, но дальше я не проходил. И вот теперь мне хочется зацепиться в этом фотоконкурсе. Мне нужны эмоционально сильные проекты, и я знаю нескольких людей, с которыми можно снять подобные фотографии. Посмотрим, время покажет!

Техника, которой пользуется Кирилл Умрихин

камера: 

  1. Nikon D4

объективы: 

  1. Nikkor 16mm 2.8 fish eye
  2. Nikkor 14-24mm 2.8
  3. Nikkor 24-70mm 2.8
  4. Nikkor 50mm 1.4
  5. Nikkor 70-200 2.8
  6. светофильтры: поляризационный, нейтральный, UV
  7. набор для чистки оптики
  8. фонарик для ночной съемки
  9. зарядка для камеры
  10. штатив
  11. вспышки + цветные фильтры для света
  12. синхронизаторы Pocket Wizard
  13. стойки для света
  14. штатив

камера: 

  1. Nikon D4
  2. Nikon D4

объективы: 

  1. Nikkor 16mm 2.8 fish eye
  2. Nikkor 14-24mm 2.8
  3. Nikkor 24-70mm 2.8
  4. Nikkor 50mm 1.4
  5. Nikkor 70-200 2.8
  6. Nikkor 300mm 2.8
  7. extender Nikon 1.4

камера: 

  1. Nikon D4

объективы:

  1. Nikkor 16mm 2.8 fish eye
  2. Nikkor 14-24mm 2.8
  3. Nikkor 24-70mm 2.8
  4. Nikkor 50mm 1.4
  5. Nikkor 70-200 2.8
  6. Nikkor 300mm 2.8

камера: 

  1. Nikon D4
  2. Nikon D800
  3. Nikon Coolpix S6800

объективы: 

  1. Nikkor 16mm 2.8 fish eye
  2. Nikkor 14-24mm 2.8
  3. Nikkor 24-70mm 2.8
  4. Nikkor 50mm 1.4
  5. Nikkor 70-200 2.8
  6. Nikkor 200-400 4

Прочее:

  1. Подводный бокс для камеры Nikon D800
  2. зарядки
  3. флешки и аккумуляторы
  4. набор светофильтров: поляризационный, нейтральный, звездный, UV-фильтры
  5. пульт управления для съемки с долгими выдержками
  6. петличка для записи звука
  7. видоискатель для видео
  8. набор для чистки оптики
  9. защитная накидка для камеры и объектива
  10. плечевой ремень
  11. штатив
  12. Go-Pro 3
  13. Go-Pro 3+
  14. Go-Pro 4 
  15. набор крепежей для камер GoPro