Фигура тренера в спортивной фотографии

Строгий наставник, тонкий психолог, главный защитник и помощник спортсмена — все эти слова в адрес человека, которому многие именитые атлеты обязаны своей карьерой. Тренер. Для кого-то он даже больше, чем второй отец. В этой статье мэтр спортивной фотосъемки и амбассадор Nikon Роберт Максимов рассказывает и показывает свои фотографии знаменитых тренеров, чей ежедневный подвиг обычно остается в стороне от фотокамер. 

Во время длительной работы с архивами я пришел к выводу, что многие фотографы незаслуженно мало внимания уделяют фигуре тренера в большом спорте. Все нацелены на движения, на состязающихся, на победителей. Но, если задуматься, кто помог им стать чемпионами? Кто в нужный момент нашел правильные слова, кто в решающей схватке был всегда на стороне своего подопечного? Конечно — тренер. Общаясь со многими известными наставниками могу сказать, что они тратят не меньше сил и здоровья, чем сами атлеты, а порою даже больше. Но, как правило, они незаметны, всегда находятся в тени. Хотя каждый профессиональный спортивный фотограф просто обязан знать их в лицо.


Если фотограф приходит на крупные соревнования и не знает, кто же тренер у предполагаемого победителя, то он может упустить все самые интересные и выигрышные кадры. И вот почему: львиная доля эмоций спортсмена как во время состязания, так и после победы, будет обращена в первую очередь к своему наставнику. У меня есть правило, закрепленное годами работы: перед стартом обязательно осмотреть трибуны и выяснить, в какой стороне находится команда, тренер и болельщики предполагаемого чемпиона, и выбрать точку съемки, исходя из их расположения. 


Очень часто случается: идут соревнования, все хорошо, но вдруг что-то не получается, спортсмен пропускает мячи, не может взять высоту, в общем, какая-то заминка. И тогда весь негатив, обида, досада и раздражение, весь шквал эмоций обрушивается на тренера. Особенно ярко это проявляется в индивидуальных соревнованиях. И правда, к кому же еще можно обратиться с этим, как не к своему учителю? Я довольно часто становлюсь свидетелем подобного рода эмоций, когда снимаю, к примеру, большой теннис. 



У хороших наставников тренируются годами: 10, 15 и более лет. За такой длительный срок люди становятся очень близки между собой, как одна семья. Для многих тренер — это второй отец.  И если педагог действительно хороший, то спортсмен никогда не перейдет к другому. Уходят, когда не совпадает психология, появляется усталость друг от друга, но это в большом спорте бывает редко. С тренером атлет всегда может посоветоваться на любую тему, обсудить свои переживания, и тот обязательно поддержит, поймет и даст дельный совет. 


На плечах тренера лежит большой груз ответственности. То, кем станет его ученик, каким он вырастет — во многом зависит от личности наставника. Нужно суметь научить не только технике, быстроте, силе, но и воспитать волю к победе. Поэтому хороший тренер должен быть великим педагогом и великим психологом. Такие люди достойны уважения и того, чтобы быть запечатленными на фотографиях.  

Я близко знаком с Шамилем Тарпищевым, президентом Федерации тенниса России и гениальным тренером. И мне трудно даже представить, сколько сил, нервов и энергии он вкладывает в своих чемпионов. На него ложится вся ответственность независимо от того, проиграли или выиграли его подопечные.  Я часто спрашивал его раньше: «Как ты выдерживаешь такой накал эмоций?!» И он всегда просто отвечал мне: «Я привык». 


Тренер — это еще и главный защитник любого спортсмена. На моих глазах бывали случаи, когда наставники даже спорили с судьями, хотя это и не совсем корректно. С судьей, конечно, лучше не спорить. Но как сдержать эмоции, когда видишь малейшую несправедливость?


На длительных дистанциях в биатлоне наставники передают питание своим подопечным. Это тоже часть их работы. А в беге на коньках тренер показывает время, чтобы ученик смог сориентироваться, насколько еще ему нужно прибавить скорость. 


На трассе московской Олимпиады 1980 года во время групповой шоссейной гонки  тренер Виктор Капитонов дает советы Сергею Сухорученкову, пока тот на полном ходу двигается на велосипеде. 


Даже во время самых тяжелых состязаний наставник должен сохранять трезвость ума, быстро оценивать ситуацию, продумывать комбинации, чтобы в перерыве успеть обменяться со своим подопечным всего одним–двумя правильными словами, которые помогут решить исход соревнования в его пользу. И это всегда непросто. 


На этой фотографии спортсмен и его тренер по горным лыжам. В горнолыжном спорте существует правило: наставник и ученик вместе поднимаются на трассу и спускаются тоже вместе. Это называется «прочитать трассу», то есть познакомиться с ней. Скорость лыжника во время движения может достигать 140 км/час, поэтому нужно заранее посмотреть, обсудить каждый изгиб и поворот, чтобы спортсмен понимал, как ему действовать в той или иной ситуации. Тренер вместе со своим подопечным несут на себе огромный вес — это и запасные лыжи, и разное оборудование. Они также должны проверить сцепление лыж с трассой, насколько хорошо они скользят по снегу. Как происходит проверка: сервисмен, человек, который в соответствии с указаниями тренера и лыжника намазывает лыжи специальной смазкой, подгоняет 2–3 пары под определенную температуру и влажность. Тренер находит небольшую пологую горку, встает на лыжи и скатывается не отталкиваясь, после чего делает пометку. Таким образом он выясняет, какая смазка дает наилучшее скольжение, и на старт спортсмен выходит максимально подготовленным. 


Однажды, во время сборов, я разговорился со своим хорошим знакомым, Валентином Маззалитисом, тренером олимпийского чемпиона в метании копья Яниса Лусиса, которому в свое время не было равных в этом виде спорта. Я спросил, почему Янис толком не разминается. И он ответил мне, что тренер должен понимать: великий спортсмен — это прежде всего самонастраивающийся механизм, его нельзя вылепить по шаблону, каждый человек уникален. Кому-то требуются одни движения, кому-то совсем иные. Это настолько тонкая работа мышц, чувств и ощущений атлета, что вмешиваться не в правилах любого хорошего тренера. Валентин Маззалитис видел великую задачу наставника в том, чтобы не испортить то, что уже заложено природой. 

И действительно, как показывает опыт и практика, нет смысла переучивать, человек сам найдет себя и свой стиль. Безусловно, тренер должен дать основу, технику, и потом следить, чтобы его ученик не сломался психологически. Такой дар — тонко чувствовать своих учеников — дан, к сожалению, далеко не каждому педагогу.  Многие начинают учить по-своему, переучивать. И происходит срыв, у спортсмена не получается, потому что это не свойственно ему от природы. У него другие мышцы, другое строение двигательного аппарата, другая мышечная память, другие ощущения. 


К примеру, в теннисе есть основы биомеханики, которые следует соблюдать всем теннисистам. Это физические законы. Но есть индивидуальные особенности организма. Посмотрите, как играет Даниил Медведев — таков его индивидуальный стиль, благодаря которому он побеждает, хотя многие и удивляются этому. 

Роль тренера в большом спорте действительно сложно переоценить. Это человек, который также сильно, как и спортсмен, хочет победы. У них одни и те же цели, желания, мечты. Но кроме тренера, команды и болельщиков у спортсменов есть и другая поддержка: Международный олимпийский комитет, созданный для руководства и развития олимпийского движения в мире, и его президент — Томас Бах. Я лично знаком с этим замечательным человеком и считаю, что он — один из немногих, кто действительно поддерживает нашу страну на Олимпийских играх.  Кроме того, личность этого человека настолько многогранна, что невозможно оставить ее в стороне. 

Томаса Баха я увидел в совершенно ином свете во время Олимпиады в Сочи в 2014 году. Меня предупредили, что в городе будет открытие детской площадки для детей с ограниченными возможностями. На церемонию должны были приехать высокие руководители, и я решил туда съездить. В сопровождении чиновников на открытие городка приехал и Томас Бах. Там было много детей с родителями, всем хотелось посмотреть на новую площадку. И меня в тот момент поразило отношение Баха к этому, казалось бы, рядовому мероприятию. 


Вместо отведенных 15 минут он пробыл там почти час. Его секретари практически рвали на себе волосы, понимая, что дальнейший график безвозвратно сорван. А Томас  Бах в это время спокойно играл с детьми, веселился, катал их на горках и получал от этого занятия не меньше удовольствия, чем его маленькие товарищи. Фотографии в полной мере показывают, что человек делает это не по долгу службы, а по зову сердца. Тогда перед всеми журналистами и фотографами он предстал в совершенно другим человеком. Несмотря на постоянный дефицит времени, на различные организационные проблемы, он находит в себе силы радоваться и веселиться вместе с другими и ради них.   

К сожалению, в России фотографии знаменитых тренеров востребованы мало, в основном их размещают в альбомах, журналах. Возможно, по этой причине большинство фотографов и не уделяют им должного внимания. Но я считаю, всегда нужно работать на перспективу. У вас всегда есть шанс сделать кадры, которые потом могут войти в историю мирового и российского спорта.