«Фотоэкспедиция «Россия». В объективе Nikon» – Байкал

Десять выдающихся российских фотографов по версии Nikon отправились летом 2015 года в сопровождении съемочной группы телеканала «Моя Планета» в самые разные отдаленные и труднодоступные уголки нашей страны, чтобы показать телезрителям, как на самом деле добываются самые захватывающие фотографии природы. Амбассадор Nikon Виктор Лягушкин совершил целую подводную одиссею – на Байкал.


Диафрагма: f/14.0
Выдержка: 1/80
ISO: 100
Фокусное расстояние: 16 мм
Камера: Nikon D4s
Объектив: AF Fisheye-NIKKOR 16mm f/2.8D

С проектом «Экспедиция «Россия». В объективе Nikon» амбассадоры Nikon отправились в алтайские, сочинские и абхазские горы, на путоранские водопады, а Виктор выбрал озеро Байкал. С одной стороны, это самый значимый водоем в России. И хотя наша страна омывается тринадцатью морями, именно Байкал является ее «водной» визитной карточкой,  объектом всемирного наследия ЮНЕСКО и общемировым достоянием. Целью Виктора было рассказать, что же происходит с Байкалом на самом деле. Глубочайшее озеро планеты разрушает чужеродная водоросль, угрожая навсегда уничтожить эндемичную флору и фауну и безвозвратно изменить «славное море», которое мы знаем и которым так гордимся. Обычно экспедиции Виктора длятся недели и даже иногда месяцы, но на путешествие на  Байкал было запланировано всего десять дней. Команда выбрала для исследований юго-запад озера, чтобы показать разницу между нетронутыми и уже захваченными водорослями участками.


Диафрагма: f/16.0
Выдержка: 1/50
ISO: 1600
Фокусное расстояние: 24 мм
Камера: Nikon D4s
Объектив: AF NIKKOR 24mm f/2.8D

Богдана Ващенко, постоянный участник экспедиций Виктора Лягушкина и автор National Geographic, пишет: «Осенью 2013 года шторм у Северобайкальска выбросил на берег около 1500 тонн спутанных нитеобразных водорослей. Скопления тины появились и у других населенных пунктов, не на шутку встревожив жителей: в таких масштабах подобного на Байкале никогда не случалось. Три корабля Лимнологического института Сибирского отделения РАН вышли в плавание, чтобы составить реальную картину происходящего.

«Размножаясь в водах озера, эта чужеродная водоросль, судя по всему, угадала такую комбинацию генов, которая позволила ей вытеснить всех местных, подобно хулигану на танцах»

, – комментирует явление руководитель лаборатории генной систематики Лимнологического института профессор Иркутского университета Дмитрий Щербаков, работающий на Байкале с 1989 года».


Диафрагма: f/16.0
Выдержка: 1/160
ISO: 400
Фокусное расстояние: 16 мм
Камера: Nikon D4s
Объектив: AF Fisheye-NIKKOR 16mm f/2.8D

В июле 2015-го съемочная группа телеканала «Моя Планета» на несколько дней присоединилась к экипажу дайв-бота Merlin и наблюдала за работой команды Виктора Лягушкина и ученых.

«Есть представление, что фотограф – это такой человек, который стоит в берете на закате на вершине горы и задумчиво смотрит вдаль. На самом деле, 80% времени он пишет письма разным людям, чтобы организовать логистику экспедиции. Собственно самому проекту предшествует масса работы: покупка билетов, определение лучших сроков, поиск локаций для съемки, приобретение дополнительного оборудования. Необходимо решить массу вопросов: как перевезти 450 кг фотографического оборудования, где взять корабль, кто будет ассистировать на съемках и так далее. Так как любое мероприятие National Geographic связано с наукой и исследованиями, на проекте также необходимо присутствие и консультации ученых. Подводная съемка, в отличие, например, от пейзажной, требует участия большого количества людей. Фотограф, в конечном итоге, хоть и является лицом всей этой работы, но экспедиция – это большой коллективный труд», – рассказывает Виктор.


Диафрагма: f/16.0
Выдержка: 1/160
ISO: 800
Фокусное расстояние: 16 мм
Камера: Nikon D4s
Объектив: AF Fisheye-NIKKOR 16mm f/2.8D


Диафрагма: f/25.0
Выдержка: 1/100
ISO: 400
Фокусное расстояние: 60 мм
Камера: Nikon D4s
Объектив: AF Micro NIKKOR 60mm f/2.8D

«Люди, далекие от профессиональной фотографии, думают, что фотограф ходит по улице с камерой, а мимо него случайно проходит голая Клаудиа Шиффер, и он ее фотографирует. На самом деле, фотограф сначала придумывает кадр, рисует его на бумаге, потом говорит людям, где стоять и куда светить, а потом этот кадр снимает. Если я хорошо придумал, получается хорошо. Обычно сначала ныряем с минимальным оборудованием, пристреливаемся, смотрим, и я уже перед самой съемкой говорю: ты стоишь тут, ты здесь, ты светишь сюда, ты висишь тут», – рассказывает Виктор.

Соответственно под каждую съемку решается, сколько нужно ассистентов и что они должны уметь. На байкальских погружениях, например, для некоторых кадров требовалась помощь сразу четырех ассистентов. Еще у команды должны быть дублеры на случай непредвиденных обстоятельств, например, болезни или поломки оборудования и так далее. 

Где же взять такую команду? Дайверский мир – довольно компактное сообщество, и в проектах Виктора часто участвуют обычные местные ныряльщики, которым интересно таким образом прикоснуться к магии Большой Подводной Фотографии. Виктор использует много вспышек. Как в обычной студии, только под водой. И основная функция дайв-ассистента – работа с подводным светом. Еще до погружения Виктор продумывает световую схему, а уже на дне некоторые вспышки расставляются на штативах, которые подгружаются весами, чтобы не уплыли и не упали, а с другими фонарями в руках «зависают» ассистенты.


Диафрагма: f/16.0
Выдержка: 1/100
ISO: 800
Фокусное расстояние: 16 мм
Камера: Nikon D4s
Объектив: AF Fisheye-NIKKOR 16mm f/2.8D

Еще часто в кадре есть дайвер-модель. Виктор рассказывает, что это за работа:

«Есть в подводной съемке такой нюанс: обычному зрителю чаще всего непонятен масштаб происходящего или изображаемого. На обычной, «земной», фотографии есть различные предметы, привычные для зрителя, и он может соотнести с ними масштабы объектов, изображенных на фотографии, тогда как большинство людей под водой не было. И если я снял какой-то предмет, но в кадре нет привычного объекта для сравнения, то зрителю непонятно, песчинка это или гора. Поэтому обычно мы в кадр запускаем «человека-линейку» для понимания масштаба».  


Диафрагма: f/16.0
Выдержка: 1/100
ISO: 800
Фокусное расстояние: 16 мм
Камера: Nikon D4s
Объектив: AF Fisheye-NIKKOR 16mm f/2.8D

Перед основной работой Виктор делает первое погружение, если можно так сказать, налегке. Это разведка, чтобы понять, какова прозрачность воды и как будет строиться дальнейшая работа, нужно ли корректировать изначально задуманные композицию, расстановку света и количество необходимого оборудования. Для байкальской экспедиции фотограф задумал несколько сюжетов: подводная работа ученых во время сбора проб водорослей для исследования в лабораториях института, съемка ночью без естественного света только при помощи вспышек, а также удивительный и совершенно уникальный эндемичный животный и растительный мир озера. Все эти задачи были доверены камере из топовой линейки – Nikon D4s. По словам Виктора, этот аппарат позволяет реализовывать любые идеи даже в самых тяжелых условиях и при любых световых схемах. Более того, на D4s была снята и первая байкальская сферическая панорама. Это круговая панорама, склеенная из множества кадров, так что зритель может «обернуться» под водой на 360 градусов и буквально почувствовать, что видели вокруг себя участники фотоэкспедиции. Дайверам-моделям пришлось на полтора часа «заякориться» с грузами в определенных точках панорамы.


Диафрагма: f/10.0
Выдержка: 1/80
ISO: 800
Фокусное расстояние: 16 мм
Камера: Nikon D4s
Объектив: AF Fisheye-NIKKOR 16mm f/2.8D

Фотография – нелегкое в прямом смысле дело и на суше. Каково же приходится человеку в холодной воде в неповоротливом сухом гидрокостюме в состоянии невесомости. Только представьте: вес осветительного оборудования на Викторе – 22 кг, плюс само дайверское снаряжение, плюс камера в специальном герметичном боксе. Обычно погружение занимает от часа до трех. В день успевают сделать два-три погружения. «Под водой, конечно, в буквальном смысле космос. Это другой, сказочный мир. И я как фотограф вижу свою задачу – показать этот мир. У космонавтов, например, есть гидролаборатория, где их готовят к невесомости. Поэтому сравнение с космосом самое прямое. Невесомость – это счастье, это полет», – рассказывает Виктор. Но полет с фотоаппаратом, надо сказать, весьма трудоемкое предприятие:

«В состоянии невесомости трудно контролировать положение своего тела. Это как если вы бы находились в студии, но между вами и моделью было толстое мутное голубое стекло, а еще вы подвешены за одну точку в районе спины, и вас раскачивают. И модель тоже подвешена и тоже раскачивается. Вот в таких условиях мы и снимаем».


Диафрагма: f/25.0
Выдержка: 1/100
ISO: 400
Фокусное расстояние: 60 мм
Камера: Nikon D4s
Объектив: AF Micro NIKKOR 60mm f/2.8D

«Под водой невозможно разговаривать, поэтому коммуникация очень усложняется. Простые вещи я могу показать: переместись влево-вправо, вверх-вниз, но более сложная коммуникация невозможна. Бывает, ругаюсь в регулятор, и всем даже понятно, что я ругаюсь, но никто не понимает, почему. Поэтому если у нас что-то не получается или мы о чем-то не договорились на суше, то всплываем и делаем еще одно погружение»,

– рассказывает фотограф. А ведь съемки происходят иногда еще и ночью, когда команда почти не видит друг друга, и сложно общаться даже с помощью знаков. 


Диафрагма: f/20.0
Выдержка: 1/30
ISO: 1600
Фокусное расстояние: 24 мм
Камера: Nikon D4s
Объектив: AF NIKKOR 24mm f/2.8D

Из байкальской экспедиции Виктор привез серию снимков. Есть кадры с мест, не тронутых воздействием человека, а также подводных просторов, которые полностью заросли водорослями и представляют весьма удручающее зрелище. В них, собственно, и заключается причина бедствия. Берега Байкала начали активно застраиваться гостиницами, которые не используют системы очистки. Соответственно, канализационные отходы, которые являются азотными удобрениями, просто сливаются в озеро. Еще одна беда в том, что в гостиницах много стирают. Моющие средства с поверхностно активными веществами (сильные фосфатные удобрения) тоже впоследствии сливаются с канализацией в озеро. Все это искусственно создает благоприятную питательную среду. И занесенная буквально из луж водоросль спирогира неконтролируемо стала разрастаться и захватывать новые территории на дне озера. Таким образом, в водоеме появился новый захватчик животного и растительного мира Байкала. Водоросль очень комфортно чувствует себя в этой питательной среде и разрастается настолько, что уничтожает все эндемики озера, которым изначально дистиллированная вода обеспечивала большое разнообразие немногочисленных популяций биологических видов. И вот теперь в аномально благоприятных питательных условиях спирогира превращает дно в болотную тину. Озеро превращается в болото. Меняется, соответственно, и качество воды. 


Диафрагма: f/13.0
Выдержка: 1/100
ISO: 400
Фокусное расстояние: 16 мм
Камера: Nikon D4s
Объектив: AF Fisheye-NIKKOR 16mm f/2.8D

В один из дней экспедиции команда направилась к мысу Соболев. По мнению местных проводников, это был один из самых красивых подводных дайв-спотов озера. На расстоянии тридцати километров от ближайшего населенного пункта дайверы надеялись найти еще не зараженные места. Но даже там уже нет того Байкала, который Жак Ив Кусто демонстрировал всего восемнадцать лет назад в фильме «В Зазеркалье Байкала». Озеро уже даже не то, что Виктор снимал всего десять лет назад. То, что раньше было скалами, сейчас покрыто гнилой слизью. Каковы будут дальнейшие последствия экологической катастрофы? Игорь Ханаев, руководитель экспедиции, старший научный сотрудник Лимнологического института СО РАН, комментирует ситуацию:

«Как запас пресной воды озеро, конечно, останется. Но как уникальный экологический объект с более тысячи уникальных живущих эндемиков, которые больше нигде на планете не встречаются… Если ничего не предпринять, то такой Байкал исчезнет. Уже сейчас можно наблюдать, как эти гигантские массы водорослей уничтожают мелководье озера».


Диафрагма: f/16.0
Выдержка: 1/125
ISO: 800
Фокусное расстояние: 16 мм
Камера: Nikon D4s
Объектив: AF Fisheye-NIKKOR 16mm f/2.8D

Однако Байкал еще можно увидеть таким, каким его создала природа. Озеро характеризуется чистой, почти дистиллированной питьевой водой. Виктор рассказывает съемочной группе «Моей Планеты»: «Если погружаешься каждый день, то и голову мыть не надо». В штиль можно разглядеть предметы на дне на глубине до сорока метров. При погружении в водах Байкала можно встретить байкальскую губку. Это животное – одно из первых многоклеточных животных на земле (прим.: кремниевая форма жизни). Или гаммарус – устрашающая несъедобная байкальская креветка, которая вырастает до двадцати сантиметров в длину. Губка и гаммарус – визитные карточки озера, по ним сразу можно определить, где снят кадр.

Виктор Лягушкин имеет огромный опыт погружений в самых разных точках планеты, но на Байкал он возвращается с особенной любовью:

«Чувствуется первобытная мощь и чудовищная сила озера. Это как нырять в парк юрского периода. Я бы очень рекомендовал всем больше путешествовать по России, больше погружаться в наши уникальные воды. Например, миграция камчатского краба на Баренцевом море или пейзажный дайвинг на Байкале – это вещи, которые надо в жизни обязательно увидеть каждому. Да, это холодная вода и надо обучаться сухому костюму, зато увиденное того стоит. Байкал – это жемчужина в мировом дайвинге».