Геометрия в фотографии. Усольский ГОК. Часть 2

Начало в части 1.

В Пермский край, на Усольский калийный комбинат, я отправился в сентябре этого года. Там ведется добыча калийной соли, из которой потом производится удобрение — хлористый калий. Усолье — часть верхнекамского месторождения калийно-магниевых солей. С точки зрения эстетики и технологий там выстроено совершенно космическое производство. В разное время дня, в разное время года оно выглядит абсолютно по-разному. Шахты на территории Пермского моря — это огромные солевые пласты под землей, они невероятной высоты. В них прокладывают тоннели диаметром, как Московское метро. Есть пустые выработки, без породы, они белого цвета, похожи на спекшуюся соль, в них образованы огромные галереи, а вокруг — невероятно красивая красная с черно-белыми прожилками порода, в которой как раз и содержится калийная соль. По более чем двумстам километрам подземных тоннелей ездят большие автомобили, ходят горные комбайны, которые добывают породу, работают люди. Но вот чего там нет совершенно — это света… Там абсолютная темнота. 


Камера: Nikon D850
Объектив: AF-S NIKKOR 14-24mm f/2.8G ED
Диафрагма: f/5.6
Выдержка: 1/160
ISO: 800
Фокусное расстояние: 14 мм

Выбор места съемки происходит весьма специфично: тебя везут по тоннелю на УАЗе или небольшом автобусе, с одной стороны у которого глухая стена, а с другой расположены окна. Сидишь на лавке, выглядываешь в окно, и фонариком на каске освещаешь небольшой участок. Таким образом и выбираешь место. Стучишь водителю, чтобы тормозил. Когда машина останавливается, выходишь с фонариком, чтобы осмотреть территорию. Прикидываешь: да или нет. И если да, то нужно выставлять свет. Сделал фото, посмотрел — нет, совсем не то! Поехали дальше — искать следующее место. Или наоборот, бывает, что сразу попал, и осталось только подправить какие-то нюансы по свету, — фотография сложилась. Все это происходит в режиме жесткой экономии батареек, потому что для освещения полной темноты вспышкам требуется большое количество энергии. Я брал с собой шесть вспышек. Всего же у нас было около 35 килограммов оборудования, которое ежедневно нужно было спускать в шахту.


Фото: Александр Куликов

Рабочая смена пролетает мгновенно: прошел медкомиссию, получил экипировку, средства защиты, прошел инструктаж. Спустился вместе с оборудованием, добрался до нужного места — на саму съемку осталось не более четырех часов.  Чтобы сделать одну фотографию, уходит примерно час. Четыре часа — четыре картинки. И то, если сильно повезет. Потому что кадр нужно сначала «найти», придумать, выставить свет, синхронизировать его. Вспышки работают на большой мощности, им нужно время на перезарядку, то есть снимать серией не получится. Один кадр — 1,5 секунды пауза —  следующий кадр. Вспышки расставлены в разных концах галереи, а соляные стены плохо пропускают импульсы. Чуть сдвинулся — сигнал перестал доходить. 


Камера: Nikon D850
Объектив: AF-S NIKKOR 24-70mm f/2.8G ED
Диафрагма: f/4
Выдержка: 1/160
ISO: 1600
Фокусное расстояние: 24 мм

Кроме того, в шахтах все время жарко. Одежда там синтетическая, с пропиткой от влаги и огня. Шахты Усольского комбината метанобезопасные, поэтому снимать в них проще, чем в угольных. Сейчас все крупные предприятия стремятся уделять вопросам безопасности огромное внимание. Потому что если вдруг случится ЧП, то Ростехнадзор может закрыть шахту до выяснения причин, а это приведет к простою в работе на месяц-два, а иногда и более. Это огромные убытки для бизнеса. Много внимания также уделяют обучению персонала и тех, кто, как и мы, спускается под землю. Перед спуском нужно обязательно пройти медкомиссию, где измеряют пульс, давление, даже в трубочку заставляют дуть. И только если все показатели в норме — вход разрешен. 


Камера: Nikon D850
Объектив: AF-S NIKKOR 24-70mm f/2.8G ED
Диафрагма: f/8
Выдержка: 1/30
ISO: 800
Фокусное расстояние: 24 мм

Как и везде под землей, в шахтах сказывается отсутствие должного количества кислорода — тяжело дышать. На второй-третий день, конечно, привыкаешь и учишься с этим жить. Начинаешь подстраиваться под ритм: раньше встаешь, позже ложишься. Если запланирована съемка на рассвете, то уже в 4:15 утра — на ногах, за 15 минут обязан быть на точке. На закате — за полчаса. Летом световой день длинный, съемки заканчиваются, как правило, ближе к полуночи. Успеваешь добраться до гостиницы, зарядить батарейки, скопировать и предварительно отсмотреть материал, чтобы на следующий день, если понадобится, сделать работу над ошибками. И на сон остается 2-3 часа. В таком режиме у меня проходило несколько недель. 


Камера: Nikon D850
Объектив: AF-S NIKKOR 24-70mm f/2.8G ED
Диафрагма: f/13
Выдержка: 1/60
ISO: 200
Фокусное расстояние: 38 мм

За годы работы, которые я отдал индустриальной фотографии, я научился не замечать все эти сложности, концентрироваться только на рабочем процессе. Для меня каждый съемочный день на производстве — это уникальный шанс, второго такого может не представиться. Поэтому нужно использовать его по-максимуму здесь и сейчас: смотреть, искать, выстраивать геометрию кадра, вкладывать все силы в проект. 

Я часто думаю: «Как удивить самого себя? Снимать однообразно, пусть и хорошо, — очень скучно: это было у меня вчера, а это позавчера. Как мне завтра сделать то, чего еще не было?» За каждым снимком должно стоять большое ежедневное саморазвитие. А освободить для этого время сейчас позволяют новые технологии в фотографии и самые современные камеры.