Интервью: Виталий Савельев «Люблю показывать красоту мира»

Генеральный директор компании «Аэрофлот – российские авиалинии» Виталий Савельев любит совершенство во всем: является убежденным сторонником здорового питания, занимается спортом, никогда не опаздывает даже на минуту… На его фотографиях мир тоже выглядит почти идеальным. И в этом – его сознательная авторская манера: «На планете хватает фотографий, отражающих негатив. Я же в своих снимках стараюсь передать всю красоту окружающего мира». Для этого у Виталия Геннадьевича есть целых четыре камеры Nikon.

- Виталий Геннадьевич, когда вы впервые взяли в руки фотоаппарат?
В детстве я учился в художественной школе, и, когда перешел в восьмой класс, мама купила мне фотоаппарат «Смена 8». С тех пор я больше не расставался с фотокамерами. Позже я перепробовал все камеры, которые выпускала советская промышленность, а в 1990 году купил себе первый Nikon – это была аналоговая модель N90S, очень хорошая пленочная камера. Признаюсь, пользовался и продукцией конкурентов, но впоследствии окончательно перешел на камеры Nikon. Мне больше нравится их цветопередача, да и объективы Nikkor – резко рисующие, а поскольку я предпочитаю снимать архитектуру и городские пейзажи (портреты и павильонную съемку делаю реже), эта графичность мне очень подходит. 

- Вы всегда любили снимать улицу?
В школе снимал одноклассников – до сих пор в моем личном архиве хранится множество негативов тех лет, и когда у друзей случались юбилеи, я дарил им черно-белые фотографии, напечатанные с этих негативов. Для многих это был хороший и неожиданный подарок, некоторые даже не помнили, что сорок лет назад я их снимал! 

- А когда на «цифру» перешли?
В 2002 году. Сейчас вспоминаешь – ну и смешные тогда были цифровые камеры! Но для меня это было отличное решение – ведь я и тогда, и сейчас снимаю очень много. Весь цифровой фотоархив хранится у меня дома на специальном сервере. 

- Когда вы успеваете много снимать, возглавляя такую большую компанию? 
Для меня фотосъемка – способ творческого самовыражения, своеобразная форма самоотдачи. Я мог бы рисовать, но на рисунок времени нет, при моем графике это не реально. А фото я сам и напечатать могу – еще подростком сидел с красным светом и увеличителем «Ленинград»! Я тогда изучил различные приемы съемки пленочных фотографий – это, например, изогелия, соляризация, псевдосоляризация; правда, в черно-белом варианте, поскольку цвет тогда был недоступен… До сих пор если печатаю свои фото, то обязательно сам. 

- И всегда, куда бы ни пошли, носите с собой тяжелые камеры? Или вам ассистенты помогают? 
Камера практически всегда со мной, и ношу ее я сам. К чему ассистенты, если я всю жизнь спортом занимаюсь?! Вот сегодня, кстати, в кои веки раз камеру не взял – и пожалел, потому что ночью выпал сказочный снежок, и было бы здорово сейчас поснимать…

- Где широкая публика может увидеть ваши работы?
Несколько лет назад Тина Канделаки приобщила меня к Instagram, я стал выставлять свои работы в этой социальной сети и к сегодняшнему дню набрал почти 49 000 подписчиков. Подчеркну, что это мой частный аккаунт в Instagram; он не имеет никакого отношения к «Аэрофлоту», хотя, конечно, меня там узнают.

- Неужели прямо-таки ни одного фото самолета у вас там нет? 
Я почти не снимаю самолеты – хотя очень их люблю, они очень красивые. Правда, я сделал снимок самолетного двигателя, и компания Boeing даже предложила его у меня выкупить.

- Вы обрабатываете практически все свои фотографии. Окружающий мир без ретуши кажется вам недостаточно совершенным?
Действительно, большая часть моих фотографий обрабатывается. Я предпочитаю сложные виды съёмки и сложные виды обработки фотографий. Не назову этот стиль сюрреализмом, но после обработки мои фотографии приобретают другое звучание. И это не случайно. Для меня съёмка – это выплеск творческих эмоций. На свете много прекрасных городов, и я хочу показать в них самое красивое, сделать так, чтобы люди увидели их с лучшей стороны. Меня не интересуют неприглядные стороны жизни. Многие, когда видят мои фото, удивляются: вроде бы сами бывали не раз в этих городах, в этих местах, а такого не замечали; в моих работах видят их по-новому. После обработки фотографии получаются необычные. 

- Какими техническими средствами вы пользуетесь?
Ну, например, я делаю брекетинг экспозиции – один снимок с недодержкой, один с нормальной выдержкой и один – с передержкой. Потом эти три снимка сливаю в один. Так, например, появились фото ночного Парижа и Дубая. 

- Вы всегда снимаете на профессиональную аппаратуру или «мыльницами» тоже пользуетесь?
Никогда. Мыльницей невозможно добиться такого качества, даже при тщательной обработке. 

- А обрабатываете в какой программе?
В Lightroom. У этой программы очень дружественный интерфейс, она не такая сложная, как Photoshop. Мне нравится доводить фотографию до состояния, в котором проявляется некая фактурность, снимок получается, словно с эффектом 3D, хотя и видно, что он обработанный. После этого отправляю готовое фото в Instagram. Разумеется, я публикую там далеко не все фотографии, а лишь те, которые, с моей точки зрения, будут интересны пользователям сети.
Еще одна причина, по которой я не использую Photoshop – это потому, что Photoshop пользуется огромной популярностью у любителей делать коллажи. Благодаря этой программе я могу, скажем, убрать вас из фотоснимка и посадить на ваше место попугая. И это уже будет совсем другой сюжет. Я полностью согласен с таким мнением: коллаж, сделанный в Photoshop, - это не фотография, а картина. 

- Ваши фото можно увидеть только в Instagram, или есть другие площадки? 
Я издал фотоальбом. Правда, главная цель, с которой он был издан – защитить авторские права на мои фотографии, ведь в социальных сетях они не защищены. Одна венгерская компания прислала мне драфт всех моих фотографий с предложением опубликовать их в альбоме с целью защиты авторских прав. И я решил воспользоваться этим советом. Альбом получился красивым, но вышел ограниченным тиражом и предназначен не для продажи, а для подарка друзьям. 

- Выставку не хотите сделать? 
Организовать выставку – не проблема, хоть на том же Винзаводе; но это не в ближайшей перспективе. Есть еще одна сложность: в Москве я пока не нашел ни одной мастерской, где мои снимки могли бы качественно напечатать. В принципе, даже в этом альбоме некоторые фотографии получились не так, как хотелось бы. Я снимаю в цветовом пространстве sRGB, а типографии используют пространство Adobe RGB, поэтому в печати некоторые цвета – например, насыщенный зеленый, красный – передаются несколько по-другому, не так, как в оригинале. Все фотографии для печати я обрабатывал сам – на подготовку ушло полгода.

- Может быть, тогда и для выставки там напечатать фотографии?
Это логистически неудобно. Для этого нужно минимум на неделю выехать в Венгрию, а поскольку мой отпуск все-таки ограничен, то хочется все же отдыхать, а не заниматься во время него работой. Впрочем, есть у нас сейчас на примете одна московская типография, посмотрим, как они напечатают тесты, может и подойдет.

- Ваш авторский стиль легко узнать: фотографии получаются у вас очень контрастными, графическими. В Instagram вас за это нередко критикуют. Почему вы выбрали именно такую манеру?
Я не добавляю в свои фотографии контраста специально. Программа HDR тем и хороша, что она не добавляет ничего извне – она просто отлично проявляет то, что есть на снимке. С ее помощью свет начинает удивительным образом работать, небо сразу проявляется, вот все эти маленькие облачка, например, которые мы не замечаем обычным глазом – и получается яркий, немного контрастный эффект. Мир полон красок, но мы с вами в обычной жизни их практически не видим. Поэтому я стремлюсь передать их в фотографии. И потом, я же снимаю в основном архитектуру, а при съемке архитектуры четкость линий очень важна. 
А что касается обсуждения в Instagram… Да, меня иногда критикуют, но когда я пытаюсь узнать, кто мои критики, и захожу в их аккаунты, то в подавляющем большинстве случаев становится понятно: это неудавшиеся художники, неудачливые фотографы. Я в ответ привожу им простой пример: все женщины делают макияж, и от этого они не перестают быть естественными. Не понимаю, почему моя манера обработки их так раздражает. Некоторые, очевидно, думают, что так снимать легче. Но я же не меняю местами здания, я делаю лишь красивую картинку! Добавляю «макияж». Я всегда могу показать своим критикам исходник – и он будет такого же качества, как и у них. Наоборот, обработка только усложняет процесс: порой у меня уходит на один снимок до тридцати минут.

- И снова не могу не спросить: когда вы находите на это время?
В основном по воскресеньям. Каждое воскресенье посвящаю этому несколько часов. Понимаете, руководитель любой корпорации должен быть креативным. Не обязательно, конечно, увлекаться фото – можно и музыкой. Но я, к сожалению, или к счастью, не умею ни петь, ни играть на музыкальных инструментах.
Как говорил профессор Преображенский в «Собачьем сердце», успевает тот, кто никуда не торопится. Вот я взял с собой камеру на работу, если погода хорошая, поснимал по дороге обратно, пять-шесть кадров отобрал – это всего полчаса; а в ближайшее воскресенье их обработал. Ну и, конечно, в отпусках и командировках много снимаю. Не хожу по магазинам, но обязательно, даже когда очень занят, выбираюсь часа на два в город погулять. Причем я не хожу по «дежурным», известным достопримечательностям, потому что не хочу делать «открытки», которые уже много раз снимали до меня. Стараюсь искать оригинальные места и виды. Конечно, иногда повторяю популярные открыточные виды, но лишь для того, чтобы поиграть с оптикой – например, то, что все снимают на широкоугольник, я снимаю на длинный фокус.

- У вас есть авторитеты среди известных фотографов?
Конечно. Это известные наши фотографы Валерий Плотников, Александр Родченко, Юрий Рост… У меня дома есть альбомы практически всех советских фотографов. Из современников у меня нет особой привязанности к кому-то, хотя, например, очень люблю творчество Паоло Пеллегрина, который побывал, кажется, во всех горячих точках и десять раз стал лауреатом World Press Photo. Пеллегрин прекрасно снимает движение. Не так давно он пригласил меня в гости, и мы провели с ним сутки в Риме. Мы гуляли по городу, он снимал своей камерой, я – своей (он предварительно просмотрел мой Instagram, и мы с ним договорились о встрече.) Когда мы вышли в город, пошел дождь… Я снимал и город, и его, и случайных людей – там получился, в частности, удачный снимок, который я назвал «Римский поцелуй»… Пелегрин удивлялся: «Вот мы с тобой ходим по городу, и ты меня не спрашиваешь, какую выдержку, какую диафрагму надо поставить. Поснимали, попили кофе, пошли дальше». А многие на мастер-классах, как выяснилось, задают ему базовые вопросы – но Пеллегрин же не школьный учитель; он может раскрыть какие-то профессиональные нюансы, но не элементарные же азы рассказывать… Мы с ним вошли в такой съемочный раж, что буквально не могли расстаться. Я даже пришел в его лабораторию и отпечатал собственноручно фотографию. У него множество ассистентов, но я хотел напечатать сам, и мы все вместе порадовались, что я не забыл это дело, не потерял навыка печати. Я ему очень благодарен за совместную съемку. Он дал мне ценный опыт. Например, говорил: «Никогда не бойся разрывать расстояние между людьми. Не надо бояться подойти в упор и сфотографировать!» Но, конечно, этот метод работает в Европе лучше, чем в России: у нас люди к этому не привыкли. А европейцы относятся к съемке более толерантно – я снимал «Римский поцелуй» с расстояния не больше двух метров! К тому же, в Европе не нужно просить людей улыбаться – улыбка там и так в порядке вещей.

- Какими камерами вы пользуетесь?
У меня четыре камеры Nikon. Основная – Nikon D4S, это последняя разработка Nikon, очень удачная камера, 16 мегапикселей, отлично подходит для съемки городских пейзажей, да и многие другие задачи успешно решает – например, при съемке того же «Римского поцелуя» она выдала 11 кадров в секунду, я ей очень доволен, она очень быстрая. Для более статичной съемки я использую камеру Nikon D810. До этого я снимал на D800, но недавно поменял ее на D810, и пока с этой камерой отношения только выстраиваются. Я использую ее в основном для портретов, хотя и для пейзажей тоже. У этой камеры разрешение 36 млн. пикселей, она дает хороший динамический диапазон, отличную детализацию. Еще у меня есть фотоаппарат Nikon D3X – старенький, но славный, я к нему очень привык. У него разрешение 24 млн. пикселей, это камера, которая летала в космос, классика. Возможно, у нее нет такой чувствительности, как у D4S, но она также позволяет делать и очень качественные пейзажные съемки, и портрет. Ну, а мое последнее приобретение – Nikon DF. Почему-то все считают меня хипстером, когда видят у меня в руках эту камеру (смеется). Нравится мне она не только своим ретро-стилем, но и тем, что, во-первых, небольшая, не громоздкая, а, во-вторых, у нее очень хорошая, современная матрица. Люблю брать ее в дальние командировки, потому что тяжелая камера – это дополнительный вес.
Линейка объективов Nikkor у меня почти вся, кроме самых последних. Мой любимый –24-70mm f/2.8, им можно снимать в любую погоду; есть также 35mm f/1.4 – широкоугольник, но может снять без искажения и портрет, и пейзаж. Также люблю 80-400mm – потрясающее качество картинки, но еще лучше – 70-200mm f/2.8, им можно снимать удаленные объекты, спорт. Нравится мне и объектив 17-35 f/2.8 – может быть, он не рассчитан на скоростную съемку, но качество дает отличное. Для портретов использую 58mm f/1.4; один из лучших – 85mm f/1.4. В общем, пользуюсь практически всеми объективами, в зависимости то того, что снимаю. У меня также есть четыре отличных вспышки Nikon, но ими я пользуюсь только в студии, когда снимаю портреты; на улице предпочитаю естественное освещение.

- Есть ли у вас любимые города для съемки?
Санкт-Петербург, Москва, Париж, Рим, Лондон. У меня есть серии фотографий Красной площади, Петродворца… Не так давно был в Ростове-на-Дону, нашел там несколько интересных точек для съемки, а когда выложил снимки в Instagram, то несколько ростовчан написали мне – мол, спасибо за то, что показали наш город с необычной стороны. Жители города не всегда замечают его красоту!
Вообще, в России мне везде нравится снимать. Как-то, например, повезло снять острова Сахалинской гряды, «изнутри» и с вертолета – это же потрясающе красиво! 

- А как, кстати, Nikon ведет себя в условиях вертолетной вибрации?
Замечательно, нужно просто поставить выдержку ближе к 500 и за счет этого поднять чувствительность, но это можно делать только профессиональной камерой, иначе на фото будет много «шума». Если же снимать с длинной выдержкой, то резкости, конечно, не будет.
Вообще, часто неопытные фотографы берут профессиональную камеру и сразу начинают снимать, не изучая основы фотографии. Например, далеко не все знают, что выдержка должна быть всегда короче, чем фокусное расстояние объектива.

- Вы изучали основы фотографии или до всего дошли на практике? 
Я двенадцать лет был подписчиком журнала «Советское фото» и за это время успел изучить многие хитрости.

- Людей любите снимать?
Снимаю их с удовольствием. Правда, знакомых сейчас снимаю очень редко. Знакомые часто просят меня о фотосессии, особенно девушки. Я с удовольствием бы это делал, но у меня, честно говоря, просто нет времени… Люблю и животных снимать. Особенно собак – разных пород, в разных странах. Всегда прошу у хозяев разрешения, ведь собачки быстро двигаются, и надо успеть навести резкость… Одна из последних «собачьих» удач – снимок мастиффа в Бельгии; там было удачное освещение, и каждая складочка на морде была видна. Люблю снимать мамину собаку… Собаки, вообще, необыкновенным образом отражают характер своих владельцев. Но публика в Instagram на собак не так живо реагирует, вот на кошек – другое дело. 

- Какие сюжеты вы еще не сняли, но очень хочется?
Северное сияние. Питерские мосты ночью – я, конечно же, снимал их неоднократно, но есть ракурсы, с которых еще не доводилось. Люблю ночную съемку!
На самом деле, конечно, много еще чего хочется снять. Вот уйду на пенсию – и тогда посвящу себя фотографии на все сто!