Как создается фотокнига

На счету Сергея Горшкова больше десятка фотокниг, изданных в России и за рубежом. Яркие фотоальбомы с редчайшими снимками быстро раскупаются, особо популярные переиздаются по третьему разу. Кажется, творческий источник Сергея неиссякаем: несмотря на то, что в каждый проект он вкладывает много сил и годы на сбор материала, количеству его идей на будущее воплощение можно позавидовать. О том, как рождаются фотоальбомы о живой природе России, Сергей рассказал на NikonPro.



Я люблю книги: у меня дома собрана огромная коллекция фотоальбомов о дикой природе со всего мира, в них для меня в первую очередь важен зрительный ряд, текст второстепенен. Из различных поездок, выставок обязательно привожу по несколько таких книг. Это источник вдохновения, где всегда есть, чему поучиться: рассматривая страницу за страницей, анализируешь материал и понимаешь, что фотограф снимает, как делает свою фотоисторию.


Взяв в руки камеру, я понял, что снимать нужно не отдельные кадры, а выстраивать историю, тогда она будет востребована и зрителем, и издательством. То же самое относится и к книге: это не разрозненный набор снимков, это продуманный и выверенный рассказ. Впрочем, легко сказать! Сначала хочется поместить в книгу как можно больше фотографий, начинаешь набирать материал безо всякой систематизации. В моем первом книжном опыте «Медведь» в 2007 году я так и поступал. Собирай я этот альбом сейчас, это была бы совсем другая книга.



Постепенно я стал подходить к процессу более осмысленно. Если раньше результатом моих трудов были 200 фотографий на 220 страницах, то сейчас в альбом входит максимум 70-80 кадров, но это — лучшие снимки, которые максимально раскрывают место или идею. Я не хочу печатать сотни однообразных картинок, я выберу одну, самую-самую. Рядом ставлю на контрасте другую. Если на одной странице у меня пейзаж, то на другой — общий план либо что-то совершенно другое по цвету, чтобы обе страницы не были одинаковыми, не терялись друг на фоне друга. Это важно.



Я видел очень много книг, где одна картинка практически клонирует следующую. На мой взгляд, это неправильно: снимки должны быть самодостаточными, пусть каждый расскажет свою историю. Очень многие авторы страдают этим: вот медведь бежит за рыбой по воде, вот он догоняет ее, хватает… И это визуальная фраза растягивается на несколько десятков фотографий! Лучше поставь одну, самую яркую картинку — это даст максимальный эффект.

 
Правильно отбирать фотографии меня научила бывший редактор журнала BBC. Так получилось, что я делаю много презентаций — и, в свою очередь, вижу много презентаций других фотографов. Многие не умеют подать свой труд красиво, делая банальный набор несвязанных картинок. Такие выступления утомляют – скучно, и к тому же долго, смотреть на сотню одноплановых снимков.

Мне в этом плане повезло. Когда я делал свою первую презентацию на BBC, я хотел сделать все на лучшем уровне. И сразу признался редактору, что несмотря на свой опыт фотографирования, без ее редакторской помощи мне не справиться. Тогда она попросила меня отправить ей снимки. Получив их, сказала: «Это много, сократи вполовину». Я просмотрел свою подборку внимательнее: и правда, есть лишнее! Неделю сортировал и, наконец, получил последнее пожелание — убрать еще 20%. Эта задача оказалась самой сложной: одно дело выбрать из 200 снимков 70, но совершенно другое — из 70, которые считаешь совершенными, отнять еще немного. Словно ножом по сердцу! Думаю, это многим авторам знакомо, кто отбирал фото для выставок или публикаций в журналах. Тем не менее, я сделал, как меня попросили и… когда провел свою презентацию, зал аплодировал стоя. Не последуй я грамотным советам, такого успеха бы не добился.


Так и с книгой: нужно положить фотографии на разворот, посмотреть, сходятся снимки или нет, пролистать вперед и назад, проверить, чтобы не было повторов, в том числе по цвету, следить за тем, чтобы взгляд читателя и изображенного животного, направленность снимка совпадали, притягивались. Добиваемся от материала максимальной концентрации. Словом, тут масса факторов! Поэтому на компоновку каждой книги у меня уходит очень много времени, полгода-год. Это неспешный творческий процесс (только если это не заказ с четкими сроками), я никуда не тороплюсь. Сейчас  работаю над книгой «Арктическая Одиссея», в ее основу легла история, как я снимал на острове Врангеля. Тут много всего: взаимоотношения с людьми, животными, интересные истории, проблемы, быт.


Фотоистория – это не только набор кадров по какой-то теме — например, о медведе. Нужно показать, во-первых, временные факторы: как он живет в разные времена года, как он просыпается и выходит из берлоги, ловит рыбу, а когда рыба уходит, переходит на ягоды. Дальше — взаимоотношения с другими медведями, животными. Идем дальше: у каждого зверя своя среда обитания. Учитывая, что медведь и человек все чаще соприкасаются, стараюсь отразить и этот момент: мои взаимоотношения с этим зверем, взаимодействие с учеными, браконьерами.

Или возьмем плато Путорана. Мало кто про него слышал, и было непросто о нем рассказать. Делать историю про одни водопады или про самую большую в России миграцию оленей — узко. Я решил, что буду следовать за оленями и сделаю книгу, в которой опишу их путь: где они проходят, откуда и куда идут, как они видят водопады и каньоны, от кого убегают, кто на них охотится, где они рожают. Так мне удалось показать плато Путорана глазами оленя.



Свои первые книги я строил исключительно на визуальном ряде. Но после первых тиражей начали приходить отзывы от читателей: «Сергей, мы хотим знать больше, что происходит за кадром!» Давным-давно я общался с фотокорреспондентом «Комсомольской правды» Василием Михайловичем Песковым, и он мне дал ценный совет: «Находясь в экспедиции, каждый вечер не поленись, возьми блокнот и карандаш и записывай кратко, что ты видел за день, что происходило. Поверь мне, когда пройдет время и будет необходимость описать что-то, все важное из головы вылетит. Но когда ты будешь читать записи, картина восстановится. Так будет гораздо легче вспомнить подробности, события, эмоции».



С тех пор у меня для каждого проекта теперь есть свой альбом, в который я записываю все, что происходит каждый день. Всегда можно обратиться к пометкам, отмотать назад, вспомнить, что происходило в тот или иной момент — особенно это помогает в продолжительных проектах.

Написать хороший текст — это самое сложное для меня в процессе создания альбома. Если бы я не вел дневники, я бы с этим не справился. Обычно я пишу черновик, отдаю редактору, он вносит правки, и я снова все перечитываю… Так рождается текст: он не должен быть длинным и занудным, он дополняет фотографии интересными фактами. Стараюсь рассказать о своей жизни в экспедициях и аспектах съемки, добавляю информацию о месте, где обитает то или иное животное, какие у этого зверя привычки. Но я не внедряюсь в научные описания, для этого есть куча серьезных книг, и, к сожалению, большинство из них скучные. Я лишь описываю то, что вижу и чувствую сам.



Когда работаешь над книгой с фотографиями, качество исходного материала сильно влияет на результат. Были на моей памяти случаи, когда я хотел поставить фото на разворот, но оно было сильно обрезано и на разворот его не хватало.

Как этого избежать? Изначально правильно снимать под формат публикации, чтобы не пришлось отрезать много лишнего. И – так сказать, производственная необходимость — использовать лучшую технику, лучшую оптику. Я практически каждый кадр стараюсь отработать разными камерами. Как правило, их у меня три: на одной установлен широкоугольный объектив, на другой — средний зум, на третьей — телевик. Таким образом, каждый момент заснят с нескольких планов.


Давным-давно я снимал на 12-мегапиксельную Nikon D2X — эти снимки до сих пор хорошо растягиваются и подходят для печати, хотя техника за годы шагнула далеко вперед. С тех пор у современной Nikon D810, к примеру, матрица стала «вместительнее» в три раза! Качество Nikon меня устраивает на всех этапах работы, мне никогда не приходилось краснеть ни за снимки, ни за технику.

Еще современные матрицы позволяют повышать значение ISO без потери качества, что для меня принципиально важно. Не секрет, что самое интересное в живой природе происходит в темное время суток, и сейчас я могу снимать практически в любое время ночи и получать стабильный высокий результат.


Мои основные камеры — D5 и D500. Очень нравится D500, и хотя многие не любят матрицы с кроп-фактором, мне это бывает на руку. Иногда невозможно носить на себе тяжелую оптику, а корп-матрица позволяет сделать такой же кадр, но с оптикой полегче. Например, не всегда в гору получается взять линзы 600 или 800 мм — тяжеловаты. Зато можно взять 300 мм на D500 — и этого будет достаточно. Чем старше я становлюсь, тем больше ценю такой комфорт.


Черновую верстку я делаю сам, можно сказать, на коленке — у меня нет специальных программ, я просто располагаю фотографии так, как считаю правильным. Потом мы с дизайнером смотрим, что получилось, и обсуждаем. Никогда не довольствуюсь только своим мнением, всегда обращаюсь за советом, особенно если рядом есть тот, у кого опыта больше.


Принцип всех моих альбомов построен так: в начале даю «затравку», показываю 5-7 снимков местности, а уже потом начинаю рассказывать истории. В каждой из них обязательно есть самая главная фотография и дополняющие. На одну книгу приходится пять-семь историй. Например, возьмем «Камчатскую Одиссею»: в ней есть рассказы о том, как я снимал лис, медведей, как я сделал первый в мире подводный кадр медведя, как на это отреагировали в фотосообществе, как я снимал извержение вулкана, как жил на Камчатке. Если сложить все эти маленькие истории – они, как звенья одной цепи, делают рассказ.


Важно понимать, что все снимки в книге не могут быть шедеврами. Как правило, самые сильные — это 2-3 картинки. Их лучше ставить крупно, на разворот. А еще нельзя сваливать все лучшие фотографии в одну кучу. Сюжет книги развивается «волнами»: открываешь одну страницу – «Ах!», открываешь следующую — текст, картинка поспокойнее, следом новая глава — снова «Ах!» и так далее.

В заключение книги я всегда делаю фотографии о том, как я работаю, с небольшим описанием, плюс в самом конце есть индекс-принт с техническими параметрами съемки. Это тоже оказалось очень востребованным: мне часто задают вопросы о том, чем и как был сделан тот или иной кадр. Вот и ответ.


В среднем, чтобы накопилось материала на одну книгу, у меня уходит 3-4 года съемки. Параллельно работаю над текстом, еще год — создание макета, верстка, шлифовка деталей. Чтобы не быть голословным: я начал снимать медведей в 2003-2004 году. А альбом «Медведь» вышла в 2007-м. На остров Врангеля я ездил с 2010 по 2013 год, и только потом выпустил книгу.


После каждого завершения проекта сложно сказать себе «стоп» и идти дальше. Вот, например, сейчас я закончил и Камчатку, и остров Врангеля, и до сих пор у меня есть много идей по съемкам в тех местах. Но я сам себя останавливаю: хватит, я уже это прошел. Понимаю, что нужно двигаться дальше, искать новые места.

Самая интересная для меня книга – «Камчатская Одиссея». В ней моя душа, начало моей истории как фотографа. Любая книга для автора — финишная черта чего-то пережитого, итог работы. Я не хочу складывать фотографии в архив, я хочу показывать их людям.