Открытия, сделанные фотографами

Фотография решает множество задач. Она рассказывает истории людей и животных, показывает жизнь в супериндустриальных городах и диких племенах. Сегодня фотография — обязательный спутник великих открытий в антропологии, биологии, географии и многих других областях. Иногда бывает, что эти открытия делают люди, снимающие окружающий мир.

Так человечество узнало об уникальном явлении природы, «пальцах смерти», подводных ледяных сталактитах Антарктики. От сильных морозов в океанской воде начинается процесс кристаллизации: вода  разделяется на опресненный лед и концентрированный рассол. Он стекает на морское дно по тонким полым сосулькам, замораживая на своем пути все живое. Это явление открыли операторы съемочной группы Би-Би-Си, которые работали над фильмом «Замерзшая планета».

Такие открытия закономерны. В поисках сюжетов фотографы и видеооператоры очень внимательно смотрят на мир, стараясь замечать все удивительное, что происходит вокруг.

Несколько удивительных открытий выпало и на мою долю. Во время работы над проектом, посвященным черноморской афалине, я провел много часов под водой, снимая дельфинов. Я изучал их повадки, отношения в стае и снимал, снимал, снимал. Когда у меня накопилось сотни гигабайт материала, я заметил, что каждый раз, взаимодействуя со мной, животные принимали под водой одну и ту же позу. У каждого зверя она была своя, но повторялась от раза к разу. Дельфин Слава разворачивалась хвостом и лукаво смотрела на меня левым глазом «через плечо». Дельфин Боцман становился вертикально в воде, выпрямляясь в полный рост и наклонив голову.


Дельфин Мери в типичной для нее позе. Именно это фото вошло в мою книгу как характерный портрет черноморского дельфина афалины.
Камера: Nikon D3x
Объектив: AF Fisheye-NIKKOR 16mm f/2.8D
Диафрагма: f/8
Выдержка: 1/60
ISO: 400
Фокусное расстояние: 16 мм

Когда я поделился с учеными своими наблюдениями, они пришли в полный восторг. Оказалось, что я запечатлел «язык тела» афалин. Каждый дельфин что-то сообщал мне своей позой: как он ко мне относится, могу ли я приблизиться, прикоснуться, поиграть или лучше мне отправиться восвояси. «Язык тела» дельфинов все еще не расшифрован, и те фотографии, которые я передал специалистам, помогут им продвинуться дальше в понимании разума и социальных взаимодействий этих великолепных млекопитающих.


Самец черноморского дельфина афалины Нео в дружелюбной позе. Долфин Риф, Израиль, Красное море.
Камера: Nikon D3x
Объектив: AF Fisheye-NIKKOR 16mm f/2.8D
Диафрагма: f/13
Выдержка: 1/180
ISO: 200
Фокусное расстояние: 16 мм

Другой случай произошел на Белом море. Это единственное замерзающее море Европы, и лед там невероятно красив. Из-за солености воды, большого перепада между приливами и отливами образуются причудливые подводные торосы — монументальные ледяные скульптуры. Я искал самые красивые места и снимал их. Одно из таких мест находилось в бухте Биофильтры.  Отвесные скалы, уходящие в море, и прибрежные ледяные наломы показались мне особенно прекрасными. Прозрачность воды была великолепной, и я пошел глубже в море, чтобы сделать общий план, как вдруг обнаружил под собой молочную реку. Белый слой подо мной едва заметно двигался. Когда я коснулся его рукой, потревоженная поверхность взвилась вихрями будто дым.


Кандидат биологических наук Михаил Сафонов погружается в сероводородный слой в бухте Биофильтры Белого моря.
Камера: Nikon D3s
Объектив: AF Fisheye-NIKKOR 16mm f/2.8D
Диафрагма: f/8
Выдержка: 1/80
ISO: 800
Фокусное расстояние: 16 мм

Я вернулся на поверхность и спросил об этом удивительном явлении у местных биологов с Беломорской Биологической станции, но никто не мог объяснить, что это такое. Мы взяли пробы воды из загадочной подводной реки и отвезли в Москву, в МГУ. Там меня поблагодарили за предоставленные образцы воды и, наконец, смогли объяснить суть этого явления.

Много тысяч лет назад на том месте, где сейчас на карте мы видим Белое море, лежал гигантский ледник, который своей тяжестью промял земную кору. Ледник растаял, и земная кора, освобожденная от его тяжести, постепенно распрямляется, и Белое море мелеет. Скорость поднятия дна моря — всего один миллиметр в год, но по геологическим меркам — это очень быстро. В течение человеческой жизни мы можем наблюдать, как острова становятся полуостровами, бухты отделяются от моря и становятся озерами. Но не простыми, а слоеными, в которых верхний слой — обычная пресная вода, а нижний — соленый рассол. Между ними находится сероводородный слой, который препятствует перемешиванию. И молочная река, которую я наблюдал, это, по-видимому, первая стадия отделения мелеющей бухты от моря, которую прежде ученым наблюдать не доводилось.


Кандидат биологических наук Михаил Сафонов берет пробы воды из сероводородного слоя в бухте Биофильтры Белого моря. Сверху над ним видна трещина во льду и майна — треугольное отверстие во льду, через которое дайверы входят в воду.
Камера: Nikon D3s
Объектив: AF Fisheye-NIKKOR 16mm f/2.8D
Диафрагма: f/7.1
Выдержка: 1/80
ISO: 800
Фокусное расстояние: 16 мм

Еще один показательный случай произошел в пещерах Грузии, где я работал по заданию грузинской редакции журнала National Geographic. Статью необходимо было проиллюстрировать не только видами пещерных залов, но и показать животных, живущих в пещере. Я получил разрешение на съемку в знаменитой пещере Прометея.


Амбассадор Nikon Виктор Лягушкин снимает работу спелеологов в заповедной части пещеры Прометея, закрытой для посещения туристов. Имеретия, Грузия.
Камера: Nikon D750
Объектив: AF-S NIKKOR 24-120mm f/4G ED
Диафрагма: f/9
Выдержка: 2.0
ISO: 1600
Фокусное расстояние: 24 мм

Достаточно мне было сойти с туристической тропы в сторону и сделать всего несколько шагов, как я заметил небольших полупрозрачных многоножек, деловито исследующих пещерный грунт в поисках пищи. Я сфотографировал этих животных и отправил снимки специалисту по пещерным беспозвоночным, профессору Иосифу Барджадзе из Университета Илии в Тбилиси, с просьбой определить их биологический вид. Он ответил мне, что это животное науке не известно. Ученым потребуются дополнительные исследования, и если  подтвердится, что это новый вид, то его назовут в мою честь — кивсяк Лягушкина. Не могу выразить, насколько мне было приятно это слышать. Я был очень рад и горд, что мои фотографии привели к подобному открытию.


Кивсяк Лягушкина в поисках пищи. Пещера Прометея, Имеретия, Грузия.
Камера: Nikon D4s
Объектив: AF NIKKOR 60mm f/2.8D Micro
Диафрагма: f/32
Выдержка: 1/125, ISO 1250
Фокусное расстояние: 60 мм

Возвращаясь к той мысли, с которой я начал: камера в ваших руках — это способ каждый день узнавать что-то новое, способ фокусировать внимание на том, что нас окружает, и возможность увидеть обыденное под новым углом. Ведь фотография в современном мире — это очень мощный и многогранный инструмент, который позволяет не только рассказывать истории, но и познавать мир и даже делать открытия.