Семейный портрет в истории фотографии

Амбассадор Nikon Ляля Гарбуз выбрала для профессиональной и творческой реализации тему семейной фотографии. И к этому вопросу она подходит очень основательно. Семейной фотографии посвящен и ее диплом, который Ляля защитила на журфаке МГУ. По мотивам этой работы представляем вашему вниманию познавательную экскурсию в историю появления и развития жанра. 

Для дипломной работы мне пришлось докопаться до самого начала фотографии как таковой. Я нырнула в историю с головой, словно Алиса в кроличью нору. Сегодня семейная фотография – это не только домашний архив конкретной семьи, она активно используется в фотожурналистике в качестве инструмента для достижения сильнейшего воздействия на зрителя и отражает социальные проблемы общества. А когда-то желание запечатлеть портрет человека и его семьи было одной из первых функций фотографии.

Мне посчастливилось изучить массу бесценной для фотографа литературы: книги Джульет Хэкинг, Владимира Левашова, Александра Лапина, Сьюзен Сонтаг, Ролана Барта, Вальтера Беньямина. Наибольшую помощь оказали альбомы Анни Лейбовиц, Салли Манн, Стэнли Третика, Павла Кривцова, коллекция королевских и императорских фотографий на сайте Royal Collection Trust, фотографии World Press Photo и International Photography Awards. 

Семейная фотография, в отличие от живописи, это наиболее простой и легкий способ удовлетворить естественное желание человека – увековечить память о себе и своих близких. Продолжая традиции живописных портретов и позаимствовав у художников основы композиции, изобразительный стиль и варианты позирования, фотография имела главную отличительную особенность, в которой выразились ее историческая и документальная функции – реалистичность. По сути она была документом, доказательством жизни того или иного человека, дающим самое точное представление о том, как он выглядел.

На стиль и развитие семейной фотографии долгие годы оказывали влияние живопись, у которой она многое позаимствовала, а также проблема длительной экспозиции. Все первые семейные портреты были постановочными. Причем портреты детей, особенно маленьких, вообще были редкостью. Чаще всего лица и фигуры детей получались смазанными, особенно на групповых портретах, как например, на фотографиях Вильяма Эдварда Килбурна, первого фотографа, которому была оказана честь называться Фотографом Ее Величества и Его Королевского Высочества Принца Альберта.

Королева Виктория со своими детьми. Фотограф Вильям Эдвард Килбурн, 1852 г.

Иногда детей фотографировали спящими, поскольку в этот момент они были неподвижны. Но с появлением посмертной фотографии, когда усопшим придавали естественные позы спящих, появилось негласное правило, переродившееся в примету — чтобы зрители не приняли случайно живого человека за мертвого, спящих людей фотографировать нельзя.

 

Фотографы Альберт С. Саутворт и Джосайя Джонсон Хоус. Мать и дитя, 1844-1850.

 

Фотографы Альберт С. Саутворт и Джосайя Джонсон Хоус. Посмертная фотография, 1850.

 
Посмертная фотография, 1895.

 
Посмертная фотография, 1900.

Другой уловкой при фотографировании маленьких детей был метод, получивший название «скрытая мать». Женщину прятали под тканями, так что она выполняла роль кресла или фона, на колени сажали ребенка, которого мать должна была успокаивать и удерживать в неподвижном положении.

 

  
Рассматривая семейные фотографии Королевы Виктории и российских императорских семей, можно выделить одну отличительную
деталь. Практически
на всех фотографиях, сделанных на
продажу, Королева Виктория
не смотрит прямо в камеру, а смотрит вдаль – в будущее своей страны. Это заметно на одном из первых семейных снимков королевы, дошедших до нас,
работы Генри Коллена, первого
профессионального калотиписта. Тем
интереснее кадры Роджера Фентона, известного военного фотографа, прославившегося благодаря серии снимков о Крымской войне – которые не предназначались для публичного показа и на которых Королева запечатлена в неформальном, домашнем стиле, в простой клетчатой шали и смотрит она прямо в камеру.


Королева Виктория и принцесса Виктория. Фотограф Генри Коллен, 1844 год.


Королева Виктория со своими детьми. Фотограф Роджер Фентон, 1854 год.

В 1854 году, во Франции, Андре Адольф-Эжен Диздери запатентовал первую фотокамеру с четырьмя объективами, позволяющую одновременно получать до 8 небольших фотографий (визитных карточек – carte de visite) на одной крупной пластине. Процесс съемки и печати стал гораздо быстрее, проще и дешевле. Широкое распространение этот метод получил в 1859 году, когда Диздери выставил на показ фотографию Наполеона III с императрицей Евгенией и их сыном Александром-Луи-Эженом, что в несколько раз повысило спрос на услуги фотографа.


Наполеон III с семьей. Фотограф Диздери, 1859 год.

Еще одна мастерская прославилась снимком The Prince Imperial on Pony Beneath a Window авторства Пьера-Луи Пирсона. Сегодня фрагменты, которые должны были быть обрезаны на снимке – слуга, держащий поводья, император с собакой, установленный фон — представляют не меньший интерес, чем сам маленький принц.

Принц Империи верхом на пони. Фотограф Пьер-Луи Пирсон, 1859 год.

Королева Виктория с внучкой Александрой Федоровной, Николаем II и правнучкой. Фотограф Роберт Милн, Белморал, 1896 год.

Королева Виктория была большой поклонницей нового искусства – фотографии. Благодаря ее финансовой поддержке и введению моды на коллекционирование carte de visite, фотография получила стремительное развитие и бешенную популярность среди знати, а впоследствии и среди обычных людей. Королевская традиция посещения фотосалонов очень скоро стала всеобщей семейной традицией. Для таких фотосессий наряжались, делали прически и макияж, а фотографиями дорожили и хранили в альбомах. Большинство таких кадров не несут художественной ценности. В настоящее время часть из них используется для антропологических, социальных и исторических исследований. Некоторые члены королевских семей любили не только фотографироваться, но и фотографировать. До нас дошли снимки авторства Принца Альфреда (сына Королевы Виктории и Принца Альберта), Императора Николая II, его супруги Императрицы Александры.

Актерская семья Терри. Фотограф Льюис Кэрролл, 1865 год.

Первым фотографом, привнесшим непринужденность и естественность в постановочную фотографию, был знаменитый писатель Льюис Кэрролл. По мере сокращения времени экспозиции появляются более разнообразные сюжеты, жанровые сценки, рассказывающие о повседневной жизни членов королевской семьи, как на фотографиях Мэри Стин.

Королева Виктория с внуками за обеденным столом. Фотограф Мэри Стин, 1895 год.

В России наиболее известными и уважаемыми были фотографы императорского величества: Сергей Львович Левицкий, Карл Иванович Бергамаско, Карл Карлович Булла, Фёдор Генрихович Боассон, Карл Андреевич Ягельский – владелец фотоателье CE von Hahn & Co. Их фотографии жизни российских императорских семей представляют историческую, культурную и художественную ценность. Эти снимки и фотографии зарубежных королевских семей являлись и являются эталонами копирования коммерческими фотографами, специализирующимися на семейной и портретной фотографии.

 
Фотограф Сергей Левицкий, 1873.

 
Фотограф Сергей Левицкий, 1878.

 
Фотограф Карл Бергамаско, 1876-1877.

 
Фотограф Карл Булла, 1908.

 
Фотограф Федор Боассон, 1913.

 
Фотограф Федор Боассон, 1910.

 
Фотограф Карл Ягельский, 1909.

В 1900 году Истмен Кодак выпускает дешевую и простую в использовании камеру Brownie, благодаря которой появилась любительская фотография. И самое широкое применение она нашла именно в семейной съемке. Любительские фотографии, в отличие от профессиональных студийных портретов, содержали больше исторической и социальной информации, являясь своеобразными зарисовками семейной жизни.

В начале XX века вводится понятие документальная фотография, под которой прежде всего понимается социальная фотография, посвященная проблемам и изменениям, происходящим в обществе. Эти проблемы и изменения показываются через человека и его окружение. В 1925 году в продажу поступает знаменитая камера Leica – маленькая и легкая, позволяющая делать снимки с короткой выдержкой при естественном освещении – она открыла новые возможности и оказала огромное влияние на развитие фотожурналистики.

В Советском Союзе фотографию использовали главным образом в системе пропаганды, целью которой было достижение социальной гармонии, воспитание людей в соответствии с новыми ценностями, стимулирование к труду. Поэтому в функции фотожурналистики 30-х годов не входило освещение социальных проблем общества. Наиболее ярким примером документально-пропагандистской фотографии того времени, главными героями которой являются члены большой советской семьи, служит серия «24 часа из жизни Филипповых», снятая за 5 дней репортерами Аркадием Шайхетом, Максом Альпертом и Соломоном Тулесом и опубликованная в 1931 году в зарубежной и советской прессе. Вот эти кадры:

  

  
 

Зарубежная документальная фотография в послевоенные годы тоже чаще была позитивна, чем негативна. Общество было измотано войной и ужасами, ее сопровождавшими. Фотография обращает внимание на общечеловеческие ценности, вводится понятие гуманистической фотографии, стремящейся к межчеловеческому пониманию. Эпическая фотовыставка гуманистической фотографии, организованная в 1955 году в Нью-Йорке Эдвардом Стайхеном — The Family of Man, также известна под названием «Род человеческий» —
представила на суд зрителя коллекцию из 503 фотографий, в том числе и семейных, в которую вошли работы Юджина Смита «Прогулка по райскому саду», на которой изображены его собственные дети, и Эллиотта Эрвитта «Мать и дитя», фотография его жены и ребенка, а также фотографии Льюиса Кэрролла, Джулии Маргарет Камерон и других фотографов того времени.

 
Прогулка по райскому саду. Фотограф Юджин Смит, 1946 год.

 
Мать и дитя. Фотограф Эллиотт Эрвитт, 1953 год.

Во все времена семейные фотографии политических деятелей, королевских и императорских семей и знаменитостей, показывающие образцовую личную жизнь, с одной стороны создавали положительный образ правителей и звезд, с другой – формировали в обществе систему традиционных семейных ценностей, с третьей – являлись образцами для подражания со стороны коммерческих фотографов.

Интересен архив фотографий американского фотожурналиста Стэнли Третика, несколько лет снимавшего семью президента США Джона Ф. Кеннеди. В альбоме «Capturing Camelot» официальные фотографии президента сменяются неформальными. И эти семейные снимки характеризуют и полнее раскрывают личность самого Кеннеди. Другим известным фотографом, снимавшим семью Кеннеди в 1960-м году, был Альфред Эйзенштадт.

Фотограф Альфред Эйзенштадт, 1960 год:
  

Фотографии из альбома «Capturing Camelot», фотограф Стэнли Третик, 1963 год:
   

Семейные фотографии известных актеров Сержа Генсбура и Джейн Биркин, снятые фотографом Клодом Азуле, выглядят очень естественно, словно приоткрывают дверь в их частную жизнь:

С изменениями, происходящими в обществе, меняется и фотография. Она становится более откровенной, интимной, как фотография с обложки журнала Vanity Fair 1991 года, на которой Анни Лейбовиц запечатлела обнаженную Деми Мур на девятом месяце беременности.
 

В настоящее время, когда техника практически не ограничивает фотографа в творчестве, мы наблюдаем огромное разнообразие проектов и альбомов, посвященных теме семьи. Одной из самых скандальных в истории семейной фотографии стало исследование периода взросления собственных детей, фиксируемое их матерями.

 
Фотограф Салли Манн, 1992 год.

Например, альбом американской фотохудожницы Салли Манн «Ближайшие родственники» («Immediate Family», 1992), снятый в стиле пиктореализма, героями которого стали ее сын и две дочери от 7 до 13 лет, наделал много шума. Главным образом, из-за откровенных фотографий обнаженных детей. Благодаря этому альбому и скандалу, сопровождавшему его выход, Салли получила фотографическое признание.

Стоит упомянуть альбом «A Photographer’s Life 1990-2005» известного американского фотографа Анни Лейбовиц, который собрал лучшие фотографии за 15 лет ее творческой жизни. Семейные снимки соседствуют в нем с фотожурналистикой: рекламными, репортажными, снимками знаменитостей и политиков. Этот альбом показывает, насколько разнообразной может быть семейная фотография. В работах Анни подробно отражена жизнь ее семьи: рождение детей, фрагменты их детства, празднование юбилея ее матери, поездки к морю, отношения ее родителей, их болезнь и смерть. В них просматривается бережное и уважительное отношение к жизни своей семьи.
 
Снимки из альбома «A Photographer’s Life, 1990-2005». Фотограф Анни Лейбовиц, 1992 год.

Возвращаясь к теме фотосессий знаменитостей и их семей для известных глянцевых журналов, таких как Vanity Fair и Vogue, невозможно не упомянуть фотографов Тима Уолкера, Анни Лейбовиц и Джейсона Белла. Их современные постановочные фотографии сильно отличаются от постановочных портретов Викторианской эпохи разнообразием сюжетов и поз, естественностью и эмоциональностью. Тщательно продумываются цветовая гамма, образы, наряды.


Певица Мадонна с детьми. Фотограф Тим Уолкер, 2005 год. 
  
Актриса Анжелина Джоли с приемным сыном. Фотограф Анни Лейбовиц, 2013 год.


Принц Уильям и Кэтрин Миддлтон. Фотограф Джейсон Белл, 2013 год.

Интересен цикл «Сестры Браун» американского фотографа Николаса Никсона, состоящий из ежегодных семейных портретов, прослеживает внешние и внутренние изменения, происходящие с четырьмя сестрами в течение 36 лет.


«Сестры Браун». Фотограф Николас Никсон, 1975-2011 год.

В современной российской фотографии можно отметить Владимира Вяткина и Павла Кривцова. Их работы отличаются особой душевностью, теплотой и любовью.


Фотограф Павел Кривцов.


Фотограф Владимир Вяткин.

Сравнительная доступность современной профессиональной фототехники создала огромный пласт фотолюбителей, снимающих свои семьи. Казалось бы, тема раскрыта. Тем парадоксальнее непроходящий успех фотовыставки «Семья человеческая». С 1955 года она гостила более чем в 150 музеях мира, сейчас ее постоянная экспозиция «прописана» в замке Клерво в Люксембурге. С 2002 года внесена ЮНЕСКО в список мирового наследия. Экспонаты сгруппированы по темам: рождение, любовь, труд, радость, смерть. Снимки одинаково близки всем культурам, всем людям. Как написал Карл Зандбург: «В мире есть только один мужчина, и имя ему Все Мужчины. В мире есть только одна женщина, и имя ей Все Женщины. В мире есть только один ребенок, и имя ему Все Дети».